Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote in ross_soviet,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel
ross_soviet

НОВАЯ КНИГА С.В.ВОЛКОВА

Замена культурного слоя. Террор

«Важнейшим обстоятельством, обозначившим радикальный разрыв советского государства и исторической России и повлиявшим на степень этого разрыва, была полная смена после революции общественно-политической элиты и культуроносного образованного слоя в целом. Причём полнота этого явления в России практически не имеет прецедентов в европейской истории последних столетий. <…>

Действительная смена элиты в истории государства происходит нечасто (и обычно сопровождается значительной физической убылью или почти полным истреблением старой элиты...) и, как правило, означает смену культурно-исторической эпохи. Всякая конкретная государственность, цивилизация есть творение конкретной элиты, определённого слоя людей, связанных общими культурными, политическими и идеологическими представлениями и обладающих характерными чертами и понятиями. Сходит слой людей, воспитанных определённым образом и в определённых понятиях, - сходит и связанная с ним культура, форма государственности. <…>

Так вот события, связанные с российской революцией, в этом плане дают смену практически стопроцентную (сопоставимую с результатами иноземного завоевания, и то не всякого). <…>

Решающим начальным рычагом ликвидации старого элитного слоя был пресловутый «красный террор». <…>

Подлинный террор (в смысле «запугивание») не равнозначен понятию «массовые репрессии», он подразумевает внушение тотального страха не реальным борцам с режимом (те и так знают о последствиях и готовы к ним), а целым социальным, конфессиональным или этническим общностям. В одном случае власть демонстрирует намерение истребить своих политических противников, во втором – истребить вообще всех представителей той или иной общности, кроме тех, кто будет ей верно служить. Это и есть разница между «обычными» репрессиями и террором.

Специфика политики большевиков 1917-22 гг. состояла в установке, согласно которой люди подлежали уничтожению по самому факту принадлежности к определённым социальным слоям, кроме тех их представителей, кто «докажет делом» преданность советской власти. Именно эта черта, которая (с тех пор, как стало возможным об этом говорить) всячески затушёвывалась представителями советско-коммунистической пропаганды и их последователями, стремившимся «растворить» эти специфические устремления большевиков в общей массе «жестокостей» Гражданской войны и, смешивая совершенно разные понятия, приравнять «красный» и «белый» террор.<…> Однако суть дела состоит в том, что красная установка подразумевала по возможности полную ликвидацию «вредных» сословий и групп населения, а белая – ликвидацию носителей такой установки.<…>

Таким образом, «красный террор» представлял собой широкомасштабную кампанию репрессий большевиков, строившуюся по социальному признаку и направленную против тех сословий и социальных групп, которые они считали препятствием к достижению целей своей партии. Именно в этом состоял смысл «красного террора» с точки зрения его организаторов. Фактически речь шла об уничтожении культурного слоя страны. <…>

Среди примерно 1,7-1,8 млн. всех расстрелянных большевиками в эти годы (именно такие цифры получили широкое хождение в эмигрантской печати, хотя иногда приводят и значительно большие) на лиц, принадлежавших к образованным слоям, приходится лишь 22% (порядка 440 тыс.). Такая ситуация является характерной для всяких широкомасштабных репрессий (например, во время французской революции дворяне составляли лишь 8-9% всех жертв революционного террора). Но в процентном отношении (к собственной численности) наибольшие потери понесли именно образованные слои (примерно 10% всего культурного слоя России к 1917 г., считая с членами семей – С.К.).<…>

Обычно террор связывается с деятельностью чрезвычайных комиссий, но на первом этапе – в конце 1917-го – первой половине 1918 г. – основную часть расправ с «классовым врагом» осуществляли местные военно-революционные комитеты, командование отдельных красных отрядов и просто распропагандированные в соответствующем духе группы «сознательных борцов», которые, руководствуясь «революционным правосознанием» производили аресты и расстрелы.<…>

Официальные данные ЧК о расстрелянных не отражают, разумеется, и 10% реальной цифры.<…>

Большевики отнюдь не стеснялись своей репрессивной деятельности и не пытались скрывать её масштабы. Скорее, наоборот, они стремились распространить информацию о терроре как можно шире, запугать и тем самым привести к покорности как можно больше потенциальных противников советской власти. <…>

Что касается гражданской части служилого сословия, то его потери погибшими в годы Гражданской войны в процентном отношении не столь велики, как офицерства, но также составляют несколько десятков тысяч человек. <…>

Советская власть проводила последовательную политику вытеснения этого элемента из интеллектуальной сферы, однако далеко не сразу могла осуществить её в полной мере. <…> Ставилась задача, во-первых, как можно быстрее заменить представителей «старой интеллигенции» в сфере их профессионального труда «советской интеллигенцией»; во-вторых, лишить их вообще возможности заниматься умственным трудом... и, в-третьих, не допустить проникновение в «новую интеллигенцию» детей интеллигенции дореволюционной – с тем, чтобы естественная убыль старого интеллектуального слоя не могла сопровождаться «замещением его хотя бы в тех же размерах из той же среды».<…>

В конце 20-х гг., когда положение советской власти окончательно упрочилось, она перешла к политике решительного вытеснения представителей старого образованного слоя из сферы умственного труда, что отразилось в первую очередь на тех из них, кто служил в дореволюционном государственном аппарате.<…> В результате этих мер к середине 30-х гг. с остатками дореволюционного служилого слоя, остававшимися ещё в СССР, было практически полностью покончено.<…>

Если сравнивать масштабы смены элиты в русской революции с таковыми в ходе французской революции конца XVIII в. (наиболее существенным потрясением такого рода), то можно констатировать, что в России они были существенно более глубокими. <…> В России, во-первых, гораздо более высокий процент старого культурного слоя был физически уничтожен. Из примерно 4 млн. человек, принадлежащих к элитным (и вообще образованным) слоям, в 1917-20 гг. было расстреляно и убито примерно 440 тыс. и ещё большее число умерло от голода и болезней, вызванных событиями. Причём те из этих слоёв, которые имели прежде наиболее высокий статус, пострадали особенно сильно. Во-вторых, несравненно более широкий масштаб имела эмиграция представителей этих слоёв, исчисляемая не менее чем в 0,5 млн. человек, не считая оставшихся на территориях, не вошедших в состав СССР. В-третьих, в отличие от французской революции, где время репрессий и дискриминации по отношению к старой элите продлилось не более десяти лет, в России новый режим продолжал последовательно осуществлять эту политику более трёх десятилетий.<…>

Страна не только лишилась большей части своего интеллектуального потенциала, но старый интеллектуальный слой вовсе перестал существовать как социальная общность. В течение полутора десятилетий после установления коммунистического режима было в основном покончено с его остатками и одновременно шёл процесс создания «новой интеллигенции». Существенно даже не столько то, что это были другие люди, сколько то, что они сознательно формировались вне прежней культурной традиции.<…>

Интеллектуальный слой, созданный коммунистическим режимом, отличался в целом низким качественным уровнем... Общекультурный уровень, обеспечиваемый советской системой образования, уровень гуманитарной культуры, был не только ниже всякой критики, но являлся, скорее, величиной отрицательной, ибо подлинная культура не только не преподавалась, но заменялась «партийными дисциплинами». <…> Немногие носители старой культуры совершенно растворились в этой массе полуграмотных «образованцев». Сформировавшаяся в 20-30-х гг. интеллигентская среда в качественном отношении продолжала как бы воспроизводить себя в дальнейшем: качеством подготовленных тогда специалистов был задан эталон на будущее. Образ типично советского инженера, врача и т.д. сложился тогда – в довоенный период.<…>

Идейным воспитанием своей интеллигенции коммунистический режим, надо сказать, озаботился в полной мере, в результате чего образованные по-советски люди оказались даже в большем отдалении от традиционных ценностей и понятий, чем простой народ, ибо заглотили значительно большую порцию отравы. Поэтому невозможно было ожидать от советской интеллигенции адекватного представления об исторической России.<…>

Воспитанная партией интеллигенция, в свою очередь формирующая общественное сознание, так с этим до перестройки и дошла: советский патриотизм лучше русско-российского, а если патриотизм плох как таковой, то «реакционный» - заведомо хуже советского.» (С.Волков. Цит. соч., сс. 174-227.) Продолжение: http://community.livejournal.com/ross_soviet/3578.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments