Сергей Сергеевич Каринский (enzel) wrote in ross_soviet,
Сергей Сергеевич Каринский
enzel
ross_soviet

МОДЕЛЬ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ПО П.СОРОКИНУ И Д.ГАЛКОВСКОМУ

В своей книге «Социология революции» (1923 г.) П.Сорокин даёт схему, присущую, как он считает, всем известным истории революциям. Схема эта очень проста, она включает в себя два этапа: 1) стихийно-разрушительный (собственно революция) и 2) тормозяще-нормализующий (контрреволюция). При этом контрреволюция может быть как белой (т.е. победа реакции), так и красной (реакцией делаются сами вчерашние революционеры). Вот как выглядит, по Сорокину, картина русской революции:

«С начала революции, в особенности после октябрьского большевицкого переворота, произошёл профессиональный, имущественный и объёмно-правовой катаклизм. 27 февраля и в первые дни марта 1917 г. все бывшие властители царского периода, вплоть до полицейских, и первенствующее сословие, в виде дворянства, были сброшены с верхов объёмно-правовой пирамиды, из управителей стали полуправными и бесправными илотами. На их место поднялись частью представители средних классов и торгово-промышленного слоя, частью – из низов пирамиды – представители рабочих и крестьян, частью из обделённых народностей России – евреев, латышей и др. (Временное правительство и Первый Совет Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов). Состав командующего класса – социально и этнографически – стал совершенно новым. К концу октября произошёл новый взрыв, сбросивший новый командующий класс «на низы», окончательно похоронивший дворянство и поднявший новый пласт рабочих, солдат, люмпен-пролетариев и деревенскую бедноту на верхи – с одной стороны, с другой – еврейские элементы, латышей и авантюристов всех стран (Раковский, Варга, Садуль, Радек, Ротштейн и др.), в огромной пропорции заполнивших «командующий слой». «Кто был ничем, тот стал всем», и наоборот. Новыми «дворянами» стали коммунисты, беднота и подонки общества, выступившие заодно с ними. <…>

C 1921 г. начался процесс обратной циркуляции. <…> Когда разрушительный период кончился и с 1921-22 гг. пришлось приступить к созиданию, это сразу и выявилось. Неоправданно сброшенные властители, «богачи» и «организаторы» начали снова карабкаться наверх, «прирождённые рабы», «бедняки» и лица, пригодные лишь для мускульной работы, стали съезжать вниз. В армии – места генералов, штабные и командные должности стали занимать бывшие царские генералы и офицеры, до того сидевшие в тюрьмах или служившие в белых армиях (генералы Брусилов, Клембовский, Достовалов, Борисов, Верховский, Лебедев, Слащёв и другие). Масса революционных командиров, за исключением немногих «прирождённых стратегов», была уволена в отставку или переведена на низшие должности.

То же самое произошло и в других отраслях управления. <…> Этот подъём «бывших людей» и спуск «выскочек» продолжается и сейчас. Даже в Чека в 1921-22 гг. вошло немало деятелей старой царской охранки и жандармского управления (например, Комиссаров и др.). Сходное происходит в имущественной и профессиональной группировках. «Новая буржуазия» в значительной мере начинает составляться из старой. Старый кулак в деревне, торговец в городе, предприниматель и спекулянт, перерядившись в одежду «нэпмана» и «красного купца», снова лезут наверх. <…> Словом, обратная циркуляция выявилась, тенденция «возвращения в дореволюционное состояние» - очевидна и в значительной части уже реализована.

Социальные группы начинают заполняться старыми дореволюционными жильцами. «Кто был ничем – опять становится ничем», «кто был всем», опять стремится занять старое место. Конечно, определённая часть перенесённых на новые места в первый период революции, особенно евреев, застрянет там и «разбавит» собою старые элементы, но только часть. Таков круг революции и её corsi и ricorsi (приливы и отливы). Сейчас (1923 г.) этот круг завершается. За шесть лет произошли процессы резкого изменения состава членов социальных групп, восходящей и нисходящей «циркуляции», на которое в обычное время нужны были бы если не столетия, то десятилетия». (П.Сорокин. Социология революции. М., 2008, сс. 209-212.)

Вот такая умиротворяющая и "закономерная" картина рисовалась русскому социологу в 1923 г. Революция окончилась, вошла в берега, «жизнь берёт своё», «вечный закон революции» торжествует. Но, как мы хорошо знаем, «нормализация» оказалась эфемерной, «закон революции» был опровергнут, схема Сорокина оказалась перечёркнутой. Почему? Я пока не знаю, как он сам объяснял этот конфуз теории революции впоследствии*), но ясно, что в 1923 г. он вполне верил, что и в России здравый смысл и логика нормальной жизни возьмут и даже уже взяли верх. Иначе говоря, чего-то важнейшего, что определит будущее России (уже, правда, советской) он тогда либо не увидел, либо не понял. А может быть, именно то, что сорокинская схема оказалась полностью опровергнутой, и является первым свидетельством того, что в России случилось что-то иное, а не просто – пусть и очень глубокая – революция в её традиционном понимании?
(*) В своей американской биографии "Дальняя дорога" (1963) П.Сорокин, не обращаясь к оценкам и выводам начала 20-х, сделанным на основе пятилетнего подсоветского опыта, уже совсем иначе расставляет акценты: "Грубо говоря, с конца 20-х годов (!) русская революция входит в свою конструктивную фазу (!), которая в настоящее время находится в полном развитии". (П.Сорокин. дальняя дорога. М., 1992, с. 76.))

Возможно, причина тут в том, что П.Сорокин, по выучке сугубый европеец, в своих взглядах на русскую революцию опирался на примеры из европейской политической истории 17-19 вв. и соответствующий круг научных идей. Отсюда недооценка, а может даже и незамечание им азиатских составляющих большевизма и интенций большевицкой революции. Глубинной целью большевицкой революции, – и в этом её коренное отличие от длинного списка революций европейских, – было не столько изменение содержания объёмно-правовой и имущественной пирамиды (вслед за чем наступило бы возобновление «нормальной жизни», чем всё и закончилось бы) сколько совершение коренной деевропеизации России, аннулирование и предание забвению петровской прививки и выстраивание на месте уничтоженной России небывалой в её истории архаичной азиатской тюремной деспотии. На пути к достижению этой цели НЭП был всего-навсего обманчиво-коварной уловкой, лишь маскировавшей русскую революцию под европейскую, убаюкивавшей европейских наблюдателей, вроде П.Сорокина, принимавших ложную псевдоморфозу за должную форму – в соответствии с традициями и законами европейской политической истории и теории. В действительности, к началу НЭПа был завершён только первый этап реализации этого чудовищного плана: было разрушено историческое русское государство, подавлено сопротивление всех явных контрреволюционных сил и взято под полный государственный и идеологический контроль всё тогдашнее общество. Главные свершения были ещё впереди. В этом - небывалость русской революции, её нетипичность и несоответствие европейской модели. П.Сорокин её просто неправильно "прочитал", слишком по-европейски. (Можно сказать и иначе: впереди было создание жёстко-управляемой тоталитарной идеократии, т.е. такой государственной структуры, которой ещё не существовало в европейской истории и возникновение которой трудно было представить - хотя соответствующий роман Е.Замятина "Мы" уже был написан.)

Или вот такое очевидное объяснение того, что не увидел Сорокин и почему: "Идеология социализма лишь маскировала национальный характер революции 1917 года. Иначе, подобно всем социальным революциям всё бы устаканилось за лет 10-20. Ну - 30. А вот конкиста-реконкиста это "всерьёз и надолго"." (Д.Галковский) Речь идёт об антирусском её характере, о захвате власти и выстраивании особой государственной системы антирусской коалицией советских - особого синтетического этноса.(http://galkovsky.livejournal.com/185484.html?thread=43609228#t43609228) Именно национальный (советско-азиатский) характер анти-русской революции, задрапированный в радикальные идеологические покровы революционного марскизма (большевизма), и явился причиной такой глубокой девиации от закономерностей революционной социологии и породил такие катастрофические последствия для русских и России, попросту уничтожил их.

Точнее всего сказать можно так. В России случились две революции: 1) полуевропейская революция Гучкова-Милюкова-Керенского-Ленина-Троцкого в 1917 г. (из двух этапов - февральского и октябрьского) и 2) азиатская революция Сталина в 1929 г. Азиатская революция вызревала в течение 20-х, за ширмой нэпа и кажущейся нормализации. Её проморгали сами победители-полуевропейцы, не сумевшие по-настоящему укрепиться после отхода от дел Ленина и понемногу, тихой сапой, один за другим оттеснённые азиатом. "Полуобразованная полуевропейская интеллигенция заварила кашу азиатизации и столкнулась с мощной конкуренцией в лице чистых азиатов. С проигравшими европейцами ленинцы боролись всё время и очень успешно. А азиатов проморгали. На открывшуюся вакансию после убийства очередного русского "спеца" пролезал полуазиат. Но стали убивать полуазиатов. И на вакансии полезли вообще азиаты. В культурном отношении между Лениным и Сталиным была пропасть. Вокруг Сталина в 20-е годы сформировалась свора азиатов с примкнувшими тупарями из простых, часто имевшими опыт жизни в Азии - вроде Ворошилова или Кирова. С самого начала это была огромная сила. Как вы думаете, к кому была ближе основная масса делегатов съездов - к Луначарскому или к Будённому? Многие делегаты таких луначарских лично кончали - за пальто с бобровым воротником." (http://galkovsky.livejournal.com/186608.html?thread=44040176#t44040176)

В этой двойственности, двухактовости была уникальность русской революции, её коренное отличие от революций европейских, в схему которых она поэтому не вписывалась и ею не объяснялась. Сорокин этого не разглядел, да и трудно было разглядеть, пока это не проявилось, уже в конце 20-х. А в 1923 г. ему вполне могло казаться, что схема работает, что и в России всё идёт по плану и нормализация уже началась.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments